История местности

Еще в эпоху мезолита, т.е. около VIII тысяч лет до н. э. земли близ озер, носящих сегодня названия Пионерское и Александровское, были заселены человеком, о чем свидетельствуют многочисленные археологические находки. В III тысячелетии до н.э. местность населили племена с востока, вероятно, предки финноязычных народов, от которых позднее и произошла летописная корела

Главным промыслом первобытного населения являлись рыболовство и охота. Эти занятия имели не менее важное значение и для древних финских племен, которые только в I тыс. н.э. стали переходить к земледелию и оседлому образу жизни.

Природные условия были мало пригодны для ведения здесь сельского хозяйства: дремучая труднопроходимая тайга, многочисленные болота в южной и центральной части Карельского перешейка, валуны и скалы – в его северной части. Огромного труда стоило местным жителям превратить эти земли в плодородные пашни и луга. Вначале они, с помощью огня, освобождали участки от леса, затем раскорчевывали их, убирали тысячи камней, и только после этого возделывали угодья.

ВОЛОСТЬ КУОЛЕМАЯРВИ (Kuolemajarvi)

Волость Куолемаярви по своей конфигурации представляла собой широкую полосу, протянувшуюся от побережья Финского залива к северу на 50 км.

Ландшафт Куолемаярви весьма разнообразен: обилие сосновых боров на песчаных холмах, покрытых вереском, в центре волости - большие озера, а с юга ее окаймляют 22 км морских берегов. Там, на территориях деревень Муурила и Сейвясто, под постоянным воздействием ветра образовался прибрежный пояс наносного песка шириною в 1-2 км. Местами эти песчаные дюны достигали высоты до 15-20 метров.

Наряду с песчаными почвами, составлявшими большую часть площадей волости, там также имелись глинистые и тонкопесчаные почвы, илистые и торфяные земли, местами встречался чернозем. В окрестностях станции Кямяря на поверхность выходили скальные породы.

Первые доисторические поселения возникали в этих местах близ рек и озер, богатых рыбой. В прошлом веке земледельцы нередко находили в местности Каукъярви-Куолемаярви древнейшие вещи, принадлежавшие их далеким предкам.

Раскопки, организованные Финским обществом археологических памятников (ФОАП) и Национальным музеем, внесли значительный научный вклад в изучение древней истории Выборгских земель.

Уже в 1889 г. стипендиат ФОАП О. Саари нашел в окрестностях селений Няюкки и Юлякирьола долото и каменное оружие.

Туомас Инкинен на поле в ста метрах от берега озера Куолемаярви, сегодня озеро носит название Пионерское, обнаружил наследие более поздних времен - подобие каменного молота-топора с отверстием, а в деревне Колккала (Малышево) был найден 30-ти сантиметровый клинок железного века.

В 1936 г. на территории военного лагеря в деревне Муурила в котловане, вырытом под фундамент, были обнаружены каменный топор и фрагмент точильного камня. Майор Холгер Бекман передал эти находки в Национальный музей, а в Муурила для проведения дальнейших раскопок выехал доктор Сакари Пялси. Он нашел там множество свидетельств каменного века: места очагов, куски посуды, обломки каменных орудий.

Аналогичные находки были сделаны финскими учеными В. Тиканоя, А. Эвропеусом и С. Пялси в районе озера Каукъярви. Там они были еще многочисленнее, а магистр Тиканоя находил в Каукъярви спицеобразные глиняные предметы и костяные обломки. Как А. Эвропеус, так и С. Пялси считали, что человек каменного века не жил в этих местностях постоянно, а бывал здесь лишь зимой, устраивая свое жилище на берегах озер и занимаясь рыболовством.

Уезд Эврепя впервые упоминается в протоколах Ореховского мирного договора 1323 г. В те далекие времена в него входила и местность Куолемаярви. Как в русском тексте мирного договора, так и в шведском и в латинском вариантах, указывался именно этот уезд, в русском соответствии - погост, что означает православный церковный приход.

В рамках раннего языческого уезда был создан древнейший церковный приход Карельского перешейка Эврепя, который, очевидно, с самого начала был православной общиной. Так, существовавшее с незапамятных времен православное влияние можно заметить в Куолемаярви на примере таких деревенских названий, как Ииванала и Лаасола (Иван и Власий - имена, положенные в основу этих топонимов).

Значение православного церковного управления в местности Эврепя скрылось все-таки от нас в сумерках минувших времен, а на его месте, начиная с XIV века, начало распространяться влияние западной церкви. Сразу же в последующие десятилетия после Ореховецкого договора возник особый церковный центр местности Каукъярви, который в более поздние времена развился на прочной основе в самостоятельную общину, но оставался всего лишь капелланством вплоть до выделения из Эвряпя волости Уусикиркко, что произошло уже в XV веке. Существование вышеупомянутой волости подтверждает, по крайней мере, интереснейший документ от 1445 г., который известен под именем «завещания священника Макерланда». В нем священник церкви Эвряпя Хенрик Макерланд завещает из своего наследства церквям Эвряпя, Уусикиркко и Кивеннапа каждой по одной марке серебром.

Сосредоточение в Выборге административной и церковной власти вызвало существенные изменения в территориальном устройстве соседних волостей шведской Карелии. Прибрежные деревни вместе с возникшими позднее береговыми волостями Койвисто и Йоханнес присоединили к Выборгскому административному округу, который, в свое время, именовался «Прибрежной волостью». К преобразованиям церковных территорий это административное деление все же не привело, так что земли Куолемаярви по-прежнему целиком принадлежали приходу Уусикиркко. Как церковное, так и административное правление могли лучше выполнять свои функции в тех местностях, к которым вели хорошие пути сообщения.

После Столбовского мира 1617 года в Карелии возникают новые лютеранские церкви, церковные общины. Уже в XVI веке из Выборга в Россию шла проезжая дорога в Куолемаярви, а в деревне Каукъярви существовал постоялый двор. После завоевания Выборгской Карелии русскими войсками в начале XVIII века, земли Куолемаярви были пожалованы адмиралу флота российского Корнелию Крюйсу.

Во второй половине прошлого века Куолемаярви заявляет о себе как самостоятельная церковная община, руководство которой обосновалось в деревне Куолемаярви в 1871 году. Самостоятельным приходом Куолемаярви становится семью годами позже. В 1903 г. по проекту архитектора Йозефа Стенбека была возведена новая каменная церковь Куолемаярви, отделанная розовым гранитом.

Куолемаярви изначально представляло собой сельскохозяйственную волость. В конце XVII века никаких крупных промышленных предприятий здесь не было. Судостроение находилось тогда в начальной стадии своего развития. Активный период строительства кораблей наступил перед первой мировой войной. У побережья Сейвясто в 1904 году можно было увидеть 16 корабельных верфей, две-три лесопилки и десять мельниц, которые создавали дополнительные возможности, в особенности для Петербурга. Туда же продавали лесопильный товар, скот, рыбу, грибы, а также камень и песок для строительства.

В 1870 году открылась железнодорожная ветка Выборг-Санкт-Петербург, которая давала много возможностей для экономического развития волости и торговли как с Петербургом, так и Выборгом. Свой железнодорожный вокзал в Кямяря стал служить для пассажиров с 1881 года. Хотя железная дорога захватывала лишь краешек волости, было важно, что в Куолемаярви имелась своя железнодорожная станция Кямяря. Обширные территории волости были заняты дачами русских и иностранных владельцев. Перед русской революцией в Куолемаярви насчитывалось около 250 дачных участков.

В конце января 1918 г. на территории волости Куолемаярви разыгрались первые сражения гражданской Освободительной войны. В эти дни жители волости остро ощутили свою беззащитность - возник продовольственный кризис, и у красных имелись средства, чтобы смягчить его. В местности Церковной деревни Куолемаярви командиром Красной Гвардии был Ялмари Руокала, которого народ прозвал «главным врачом», поскольку он умел оценивать жителей волости «на глаз», понимая политику по-своему.

 Будь то ночь или день, красногвардейцы врывались в дома для конфискации продовольствия: хлеба, мяса или животных. Если же жители не могли дать ничего, с них требовали деньги.   

Ночами мужское население забирали в Красную Гвардию. По этой причине те вооруженные крестьяне, которые по своим убеждениям не желали идти в ряды красного движения, прятались в своих домах под полом или скрывались в лесах. У многих перед открытым окном стояли наготове лыжи, которые обеспечивали возможность побега во время неожиданных визитов красных. Частенько в те времена жителям Куолемаярви приходилось убегать на лыжах и пешком за многие десятки километров по льду на остров Лавансаари.

Многие собирались большими группами на лесных лугах и на повозках пытались из Муурила или других прибрежных деревень прорваться через ледяные поля к острову Лавансаари, где постепенно сформировался добровольческий крестьянский отряд под руководством Ялмари Лемпияйнена, что был родом из деревни Витиккала.

В его войске числилось несколько сот конных и пеших бойцов. Ранее Ялмари удавалось вырваться из плена красных, когда его перевозили на поезде из Выборга в Терийоки. Улучив момент, он спрыгнул из мчащегося поезда и бежал по льду залива до острова Лавансаари, где к тому времени собрались крестьяне прибрежных деревень Карельского перешейка. Ялмари возглавил их, создав формирование, которое именовалось Прибрежная белая армия Карелии. Оружие достали из Нарвы и из Ингерманландии. Их целью было соединение с частями белой армии, прорвав фронт красных на участке Питкянпаате - Виролахти. Артобстрел красных был, однако, здесь настолько сильным, что от этого плана пришлось отказаться и переместиться через Таммио и Килписаари в Валкоме  и Ловизу. В Ловизе затем они объединились с немецкими войсками. Так они оказались на стороне белых.

Конфискация продовольствия также вызывала недовольство среди крестьян. Поэтому зерно и другие съестные припасы прятали для своих нужд в лесу под еловым лапником, в навозных кучах и в других укромных местах.

Ужас вызывал «черный список», в котором, по слухам, были имена многих жителей Куолемаярви. Красные проводили допросы жителей волости, руководствуясь правом произвола. Главой красной администрации был К. Каасинен. Жители Куолемаярви помнят его также и в конце 1917 г. с красным бантом на груди, проводящего в общинной избе общественное собрание.

Весной 1918 года сопротивление красных в Финляндии было сломлено и началось их выдворение из страны. Местные отряды шюцкора очистили приходской центр Куолемаярви от красногвардейцев 18 апреля и эта дата вошла в историю общины, как день рождения шюцкора Куолемаярви. Освободительная война пробудила мощный импульс патриотических настроений в финском обществе, который привел к созданию таких организаций как шюцкор и «Лотта Свярд». Многие финские женщины, движимые стремлением не отставать от мужчин в деле защиты Отечества, стали членами организации «Лотта Свярд», отделение которой появилось и в Куолемаярви.

21 апреля во время генерального наступления белой армии войска генерала Вилкама овладели станцией Кямяря. Позиции красных начали рушиться также в Кивеннапа и в Валкярви. Когда известие об этом дошло до Куолемаярви, то красные, находящиеся здесь, упали духом и сдали свое оружие белым, которые начали появляться из своих убежищ. Уже в первый день, когда пришло известие о крушении фронта красных, была вооружена сотня белых бойцов. На разоружение красных отчасти повлиял и преднамеренно распущенный слух о высадке белых в Лаутаранта при поддержке немцев.

Дача Герссон близ маяка Стирсудден являлась центральной базой красных. Туда же донесся слух, что белые продвинулись аж от Терийоки в сторону Сейвясто и находятся уже в деревне Сортавала волости Уусикиркко (Зеленая Роща), лишь в трех километрах от маяка. Дача быстро опустела.

Из ближайших домов взяли лошадей и быстро погнали на телеге по направлению к станции Куолемаярви. Вышедшие из своих убежищ деревенские белые собрались на краю горы, постреливая по отступавшим. Белая простыня, заменившая флаг, объявила жителям, что деревня находится в руках белых. Бежавшие красные по прибытию в деревню Этукюля намеревались вернуться назад и убедиться в достоверности слухов, но засевшие в находящемся неподалеку каменном коровнике белые, разгадав их намерения, неожиданно обстреляли беглецов. Из отступления ничего не вышло и отчаянное бегство продолжалось. У леса они спрыгнули с телеги и скрылись в зарослях.

Других вооруженных столкновений на побережье не происходило. Когда белые войска прибыли из Терийоки к церкви Куолемаярви и вдоль побережья к деревне Муурила, то волость фактически была в руках местных белых. Нигде более они уже не встречали сопротивления.

Попавших в плен красных собрали в штабе белых на станции Куолемаярви для допроса и суда. Некоторых красных главарей приговорили к смерти.

После подавления красного восстания в общину прислали оценочную комиссию, которая определила ущерб, причиненный экономике войной в сумму 2,5 миллиона марок.

Разрыв торгово-экономических связей с Россией заставил жителей прихода заняться улучшениям своих крестьянских хозяйств. В период независимости увеличилось количество новых посевных площадей на 2633 Га, что составляло 83% от прежнего количества. Повысилась урожайность. К 1939 г. площадь пахотных угодий равнялась 6235 Га. Общее количество лошадей в хозяйствах волости было 821 голов, крупного рогатого скота – 3062, свиней -1093. Промышленных предприятий было два, совокупный годовой доход которых составлял 1,3 млн марок.

Территория волости перед войной 1939-40 гг. составляла 367,4 км2. Общее число жителей - 5245 (плотность населения - 14,3 чел. на км2). Отдельных селений в волости насчитывалось 26, школ -13.

По окончании советско-финляндской войны на территории волости сохранилось 5-8% жилого фонда, а к 1944 г. в волости проживало 3528 человек (67,2% от прежнего числа жителей), в обработке находилось 4443 Га пахотных угодий (71,3% от прежнего).

КУОЛЕМАЯРВИ (Kuolemajarvi) Пионерское

В 1338 г. поход новгородцев на Выборг сопровождался актами возмездия, о которых шведские документы лаконично повествуют так: «русские жгли имущество и убивали скот».

Описывая события происходившие во время Выборгского похода московитов в 1495 г., епископ Мауну Сяркилахти отмечает, что «горы и холмы могли бы сдвинуться со своих мест, глядя на то, как убивают мужчин, ни в чем неповинных детей и женщин, и все нещадно сжигают».

С 1559 г. в числе старейших налогоплательщиков упоминаются Янне Саволайнен, Ханну и Анти Моукканен (Моукас). К этому времени в селении находилось 6 крестьянских имений. Очевидно, что ранее деревня была более населенной, но, начиная с XIV века Выборгские земли неоднократно подвергались опустошительным визитам восточных соседей, после нашествия которых селения оказывались полностью разоренными. Как современные люди, мы можем только предполагать, насколько сурова была жизнь в те далекие времена. Когда населению удавалось избежать свирепствующих повсеместно убийств и пожарищ, то по следам нанесенного войнами разорения к ним приходили нищета, болезни и голод. К этому добавлялись непомерные налоги, принудительные наборы в войско, самоуправство собственной армии, долгое скитание по лесам и потайным убежищам.

В 1571 г. войско Ивана Грозного нанесло столь серьезный ущерб пригра­ничным территориям, что в позднейших налоговых списках упоминание о деревне Куолемаярви вообще отсутствует.

Капелланство Куолемаярви возникает не позднее 1619 г. Епископом Выборгской губернии годом ранее был назначен Олави Элимаэс. Целью его программы являлось упрочение лютеранской религии в Карелии, а, следовательно, и создание новых церковных общин. Благодаря инициативе Элимаэса в Куолемаярви строится деревянная церковь, вокруг которой образуется собственный приход.

Через 130 лет своего существования здание церкви изрядно прогнило и обветшало. Встал вопрос о его ремонте. Вскоре выяснилось, что разумнее было бы начать строительство новой церкви. Средства на ее возведение прихожане собирали без малого 16 лет. Выполнение проектного чертежа заказали  известному архитектору Йозефу Стенбеку, по предложению которого церковь решено было возводить из камня. Окончательная сумма затрат составила 150 000 золотых марок. Строительство неоднократно прерывалось из-за финансовых затруднений.

Наконец, в 1903 г. новый храм был торжественно освя­щен. О его архитектурном стиле Каролус Линдберг в своем, опубликованном в 1934 г., труде выразился так: «В основание церкви Куолемаярви заложен распространенный в восточной Финляндии крестообразный в плане фундамент, в котором между выступами имеются прямоугольные расширения. Церковь, построенная на этом основании, все же отошла от традиционных форм в стиле начала века, где старые элементы используются наряду с новыми. Прямоугольные выступы венчают маленькие башенки и рядом с ними, и с алтарным выступом, находится остроконечная и более крупная часовая башня». Для церкви на органном заводе г. Лахти был заказан 19-ти регистровый орган. Деньги на него собирали несколько лет и в 1907 г. орган стоимостью около 10 000 марок занял свое место в храме.

По соседству с церковью находился дом Общины, за которым простирались пышные поля. В Общинном доме работало Молодежное общество «Стремление». Напротив этого дома стояла народная школа Церковной деревни. Чуть поодаль на пригорке среди соснового бора виднелось великолепная дача барона Вендти, которую в 1930 г. выкупила местная организация шюцкора. Там проводились собрания и занятия членов этой организации, а перед самой войной в здании размещалось Офицерское собрание.

Также при непосредственной поддержке шюцкора, в 1935 году в Куолемаярви было основано физкультурно-спортивное общество «Кири», воспитавшее целую плеяду талантливых спортсменов, участников крупнейших европейских соревнований. Ниже, на самом берегу озера, была спортивная площадка, склад боеприпасов и стрельбище. В Церковной деревне Куолемаярви имелась также аптека, кооперативный магазин, лесопилка, мельница. Некоторое время в деревне действовала большая кожевенная мастерская. Был в деревне и дом Союза рабочих, но в 1933 г. здание погибло от пожара.

Одной из главных достопримечательностей деревни являлся идиллический мост Салми, перекинутый через пролив, соединяющий озера Куолемаярви и Хатьялахденъярви (оз. Пионерское и оз. Александровское).

Остров Эммясаари и соседний небольшой островок придают особую прелесть этой местности. В древние времена моста через пролив вообще не существовало. Люди переезжали это место на телегах с деревянными осями, переходили вброд верхом или пешком через мель между северным берегом мыса Кирккониеми и лугами Паппила, где летом воды было примерно по щиколотку. Первый деревянный мост построили в 1840-х гг., и он вел через маленький остров с берега на берег. Позднее появилась насыпная дамба и новый мост.

Мирная жизнь обитателей деревни в нашем столетии прерывалась трижды. Зимой 1918 года в Куолемаярви прибыл отряд Красной Гвардии с целью завербовать своих сторонников. Противников, случалось, и расстреливали, но некоторые отделывались тюремным заключением. Красные были разбиты к началу мая того же года, после чего жители вернулись к мирному труду.

Второй раз война обрушилась на деревню зимой 1939 г. Гражданское население волости спешно начало оставлять свои дома по мере приближения линии фронта. Отступающим войскам финской армии удалось организовать устойчивое сопротивление противнику уже в середине декабря. К этому времени частям Красной Армии удалось выйти к юго-восточному побережью озерной системы Куолемаярви - Хатьялахденъярви и захватить деревню Куолемаярви.

Лютеранское рождество финны отметили успешной контратакой, выбив красноармейцев из всех приозерных деревень, но свою кратковременную победу им закрепить не удалось и вскоре их отряды отошли на противоположный берег озера.

Благодаря стойкости финских солдат линия фронта на Карельском перешейке получила вскоре всемирную известность как неприступная «линия Маннергейма». Немалая заслуга в этом принадлежит и членам шюцкора Куолемаярви, которые служили в 7-м отдельном батальоне армии «Карельский перешеек». Этому подразделению пришлось участвовать в арьергардных боях у реки Ваммелъйоки, а затем, отступив к ручью Ахвеноя, отражать многочисленные танковые атаки вплоть до середины февраля 1940 г.

Постоянные бои на передовой нанесли серьезный материальный ущерб деревне Куолемаярви. Деревянные постройки были полностью уничтожены. Гранитная церковь в результате сильных артобстрелов серьезно пострадала: шпиль колокольни был снесен снарядами, стены здания хотя и устояли, но крыша обрушилась и в огне погибло все внутреннее убранство. Могильные плиты с кладбища красноармейцы стаскивали в траншеи, чтобы устраивать из них пулеметные гнезда. Вся территория деревни была окутана колючей проволокой, изрыта окопами, блиндажами, воронками.

Восстановительные работы начались еще в 1940-41 гг. силами советских переселенцев, но большая часть зданий была отстроена в период 1942-44 гг., возвратившимися из эвакуации прежними жителями деревни, после того, как война в третий раз коснулась своим смертоносным крылом этой части планеты.

Молниеносное наступление советских войск на Выборг в июне 1944 г. не успело причинить сильных разрушений деревне, из которой, также как и в 1939 г., ушли все ее жители.

В послевоенное время в деревне Куолемаярви непосредственно на территории церкви был построен пионерский лагерь. Соответственно и в 1948 г., при переименовании решено было присвоить деревне новое название «Пионерское». Точно такое же наименование несколько лет спустя получило и озеро Куолемаярви. Финское военное захоронение и гражданское кладбище сравняли бульдозерами, разбив поверх старых могил детскую площадку и футбольное поле. В мае 1975 года полуразрушенное здание церкви было взорвано.

В начале 1990-х годов на цокольном камне фундамента снесенной церкви бывшие жители прихода Куолемаярви прикрепили памятную табличку. Спустя несколько лет на алтарной площадке на средства прихода был воздвигнут гранитный памятный знак. Для тех, кто считает эту землю своей родиной, стало традицией ежегодно проводить церковный обряд возле цоколя прежней церкви Куолемаярви.

АККАЛА (Akkala) Красная Долина

Из шведских переписных и поземельных книг известно, что в 1544 г. в Аккала было 3 налогооблагаемых крестьянских имения. Вторая половина XVI века, отмеченная многочисленными набегами русского воинства на Выборгский лен, характеризуется значительным упадком экономики. К 1600 году в деревне Аккала оставалось лишь одно имение, способное платить налоги государству. Коренным жителем деревни являлся, очевидно, Акканен. Члены древнейшего рода Юхо и Хейкки Акканен упоминаются в налоговых списках с 1544 г. Имя деревни происходит от этого рода.

В 1728 г. в Аккала упоминается владельцем усадьбы военный чин Микел Аккайн. В прошлом  веке представители рода Акканена проживали в семи имениях, а к началу нынешнего - по крайней мере в десяти.

Характерной особенностью деревни Аккала было то, что она постепенно формировалась как центр торговой и административной деятельности, в то время как духовно-просветительским центром прихода оставалась Церковная деревня Куолемаярви. Дома стояли главным образом вдоль шоссе, за ними простирались поля, перемежаясь с заиленными лугами и заболоченными угодьями. На краю деревни находился роскошный особняк корнета Павла Гарина, построенный еще в 1895 г., с конюшней и ипподромом. Коневодство было страстным увлечением этого надменного русского господина, который вел весьма уединенный образ жизни, практически не вступая в общение с местным населением.

Война 1939-40 гг. уничтожила всю деревню. Жители ее ушли в эвакуацию, но в 1942 году многие из них вернулись на родные места отстраивать разрушенное войной хозяйство. В середине июня 1944 г. в оставленную населением деревню Аккала вновь ворвались советские части, а вскоре после этого туда для устройства подсобного хозяйства прибыли рабочие завода № 209. В 1948 г. постановлением общего собрания работников этой организации деревня Аккала была переименована в деревню «Красная Долина». Со временем в поселке была построена крупная птицефабрика, население стало быстро увеличиваться за счет приезжих рабочих. Появилось несколько пятиэтажных домов, просторная школа, Дом культуры, столовая, почта, магазины. В конце 1980-х годов производство птицы стало стремительно сокращаться и на сегодняшний день идет процесс закрытия птицефабрики.

Летом 1994 г. в центре поселка при содействии местных активистов от общественности, администрации поселка и фабрики члены историко-краеведческого объединения «Карелия» изготовили и установили мемориальный знак, посвященный 450-ти летней годовщине первого летописного упоминания деревни Аккала.

ТААТИЛА (Тааtilа) (оз. Пионерское, противоположный берег от Малышево)

В средние века близ этой деревни находился священный крест, возле которого проводились богослужения при участии самой Святой Бригитты. Лощина в северо-западной части деревни вплоть до недавней ликвидации исторически сложившийся топонимики носила древнее название Пиетаристиннотко («Лощина креста Петра»). Название же самой деревни ведет свое начало, разумеется, от коренного представителя рода - Таатинена. С древних времен в селении жили крестьяне Хейкки и Ханну Таатинены, упоминаемые в земельных книгах с 1544 г.

В некоторых документах название деревни было также представлено в форме «Таттила» и родовое имя, соответственно, «Татти». Но, возможно, эта более поздняя форма произошла от сокращения, сделанного каким-то писарем. В 1559 году к двум крестьянским имениям прибавилось еще одно. По состоянию на 1570 год в Таатила живут 4 владельца, но только двое из них способны нести бремя налогов. К 1600 году в деревне кроме этого находятся еще три полуразоренных хозяйства и два полностью опустошенных имения.

По окончании Северной войны к 1723 г. в Таатила сохранился один-единственный двор, все население которого составляло 6 человек. К 1810 г. в деревне проживало уже 50 душ и рост населения продолжал увеличивать­ся. От семейства Потинкара деревня получила второе неофициальное имя - Потинкюля. На рубеже XX века в деревне поселились семьи русских дачников - братья Ефимовы и Булочкины. Особняк последних находился в начале деревни в местечке Паркин-аутио («Дубильная пустошь»). Вероятно, на этом месте в прежние времена жил кожевенник, по промыслу которого местность и получила такое название. Напротив их особняка на берегу озера возвышался валун Партакиви («Камень Борода»).

Имение майора Ефимова отличалось добротностью во всем обширном хозяйстве. За большим деревянным особняком располагались многочисленные хозяйственные постройки из гранита и бревен. После 1918 г. эти две русские семьи остались в Финляндии и покинули свои дома вместе с карельскими беженцами в декабре 1939 г. К этому времени в Таатила имелось полтора десятка дворов. В период Зимней войны деревня находилась в непосредственной близости от линии фронта, но, несмотря на это, урон ей был причинен не слишком значительный.

В 1940 году в Таатила приехали первые советские переселенцы. Через год их также постигла судьба беженцев, а в деревню возвратились прежние хозяева. Перелом в войне обрек последних на окончательный исход с исторической родины. В 1945 г. началось повторное перезаселение отошедших к СССР территорий.

В 1948 году деревня Таатила пережила целую серию переименований. Вначале ей присвоили наименование «деревня Орехово». Через несколько месяцев название сменили на «деревня Ермилово - в память погибшего летчика старшего лейтенанта Ермилова». Но затем это название «перекинули» на деревню Хумапъйоки, а Таатила переименовали окончательно в «дерервня Луговая». Все эти наименования изобретались и утверждались в обкомовских кабинетах, местному же населению предлагалось лишь расписаться в протоколах.

Недолго просуществовала деревня Таатила под чужим и чуждым ей именем. Сельчан в очередной раз переселили из нее, дома порушили, поля заросли кустарником и лесом. С середины 1990-х годов территории бывшей деревни Таатила передали под дачную застройку жителям поселка Красная Долина.

ПИННОНИЕМИ (Pinnoniemi) Мысовое (мыс между озёрами)

Название деревни восходит своими корнями к личному имени первооснователя селения. В середине XVI века его потомки Ману, Пекка и Матти Пинно исправно платили налоги в шведскую казну. Позднее их фамилия удлинилась до Пиннойнен, но род исчез бесследно во времена Северной войны. Наряду с Пинно в деревне в 1559 г. проживал четвертый землевладелец - Пекка Хомманен, а с 1570 там появляются Хейкки Монтонен и Ниило Пихканен. Кроме них в Пиннониеми в это время имеется 8 неплатежеспособных хозяйств. В 1600 году на 4 платежеспособных хозяйства приходится 6 неплатежеспособных, одно пустующее и одно уездное хозяйство.

Великое лихолетье Северной войны уничтожило всю деревню Пиннониеми до основания, жители ее бежали или были угнаны в плен. Только с 1728 года в ней вновь появляется малочисленное население. К 1810 году в деревне проживает уже 98 человек. С середины XIX века, хотя возможно и ранее, в Пиннониеми приходят и русские жители. Так, там появляется усадьба Эгесси, которую в 1891 г. покупает российский подданный уроженец Германии Отто Шредер. Несколько позднее на своей даче в Пиннониеми поселяется коллежский ассессор Николай Филлипов.

В середине прошлого века некая Акулина Короткова содержит в деревне винный магазин. Позднее торговое дело в Пиннониеми продолжают финские купцы. В двух километрах к северу от центра деревни в озеро Хатьялахденъярви (Александровское) вдается большой мыс Хиетаниеми («Песчаный мыс»). Существует предположение, что в средние века на этом мысу находилась, вероятно, первая католическая церковь.

В 1909 г. русский инженер Н.П. Любивцев основал на мысу Хиетаниеми лесопилку, которая в 1921 г. преобразовалась в акционерное общество «Лесопилка Куолемаярви». В 1935 г. русского хозяина сменил финский коммерсант Тагу Мууринен. Объемы переработки древесины, достигнув к тому времени максимальных значений, стали сокращаться в связи с наступившим экономическим кризисом. В 1937 г. внезапный пожар уничтожил почти все цеха.

Жители покидают деревню Пиннониеми в начале декабря 1939 г., когда на юго-восточных рубежах Финляндии уже бушует война. Поскольку деревня вскоре оказывается непосредственно на линии фронта, то ожесточенный артобстрел стирает ее с лица земли практически полностью. К восстановлению разрушенного хозяйства возвратившиеся назад жители Пиннониеми приступают уже в 1941 году. Все, что они успели отстроить до лета 1944 года, попадает затем в руки советских переселенцев, прибывших в деревню в 1945 году. Через три года селение переименовывается в «деревня Мысовая» по «географическому признаку». Как населенный пункт Мысовое существует и по сей день, с каждым годом все больше обрастая дачной застройкой.

ХАТЬЯЛАХТИ (Hatjalahti) Александровское

В период русских походов на Выборг эту деревню основательно грабили завоеватели, о чем свидетельствуют сводки налоговых сборов. Быстрый, почти двукратный, рост успешно развивающихся хозяйств с 1559 г. (9 налогооблагаемых имений) по 1570 г. (16 налогооблагаемых имений и 23 необлагаемых.) сменяется резким падением экономики, так что к 1600 году в Хатьялахти насчитывается 8 платежеспособных, столько же неплатежеспособных и 13 полностью опустошенных имений.

В переводе на русский язык само название Хатьялахти означает “залив Хатья”. Деревня действительно стояла на берегах глубоко вдающегося залива озера Хатьялахденъярви и вполне заслуженно носила такое назва­ние. Родовое имя Хатья исчезает из деревни во времена Северной войны. Наряду с древним родом Хатья существовали и другие старинные имена известных деревенских жителей - Хейкки Кайянен, Олли Хясянен, Эрик и Хейкки Кярккяйнен, которые упоминаются в шведских списках в 1559 г., далее Халуксинен, а также Матти и Олли Мутамиес в 1570 г. Вероятно, фамилия Мутамиес позднее трансформировалась в Матиккайнен, которая появляется в деревне уже после Северной войны. М. Хоммонен и X. Монтонен упоминаются в XVII веке. От того же времени ведут свое начало роды Хюле, Картиа, Халупинен, Пекури, Поуке, Ратиа, Тюеппенен.

По-видимому, деревня Хатьялахти осталась в стороне от военных действий в период Северной войны, так как и в 1706 и в 1723 гг. в ней по-прежнему насчитывалось 13 дворов. В 1723 г. в деревне проживало 68 человек, а к 1810г. эта цифра возросла до 216.

Живописные окрестности деревни с ранних времен манили к себе вельможных особ, основавших на озерных берегах свои усадьбы. Первым из них был швед - полковник Питер Штормкранц, который 24 ноября 1648 г. был пожалован девятью дворами в Хатьялахти, вероятно, за ратные заслуги, проявленные им в 30-ти летней войне.

Название Хатьялахти значившееся в дарственной, необязательно могло указывать на саму деревню, а вообще на весь приход Куолемаярви, который в те времена именовался еще капелланством Хатьялахти. В разгар Северной войны территория Хатьялахти была дарована уже русскому военачальнику Петру Боссе, в 1720 - стала собственностью адмирала Корнелия Крюйса, а после смерти его вдовы перепяла в ведение Сестрорецкого оружейного завода.

В 1772 г. волость перевели в государственную собственность и с этого момента приходские крестьяне были освобождены от принудительного труда на барской ниве. С середины следующего столетия берега озера Хатьялахденъярви стали осваиваться состоятельными жителями российской столицы, построившими здесь множество летних особняков. Обширные участки крестьянских лесов были скуплены русскими дачниками под застройку. Согласно преданиям, до появления железнодорожного сообщения местные крестьяне иногда возили русских господ аж до самого Петербурга.

Наиболее заметным русским имением следует, вероятно, считать усадьбу Муталахти, что находилась в северной части деревни. В 1870-х годах Александр Филонов купил расположенное здесь имение Фалкенберга, рядом с которым находилась усадьба Мухина. Последняя впоследствии также была куплена Филоновым, от которого позднее перешла Леоносову. Участки Филонова занимали оба противоположных берега озера Хатьялахденярви. Для удобства сообщения хозяин построил паромную переправу, состоящую из трех плотов, курсировавших между селениями Хатьялахти и Питкяля. Когда в 1899 г. господа Головин и Филонов построили новую дорогу от своих усадеб в деревню Тюеппеля и возвели мост через речку Тюеппелянъйоки, паромные перевозки сократились, а после 1918 г. и вовсе прекратились.

В те времена в усадьбе Филонова царила праздная, полная развлечений и увеселений обстановка. По озеру катались на лодках, всюду слышалось пение и звуки музыки. К услугам отдыхающих были карусели и качели, часто в гости приглашались и жители самой деревни Хатьялахти. Деревенские женщины приносили с собой в корзинах масло, сливки, яйца, грибы и ягоды для дачников, которые всегда охотно покупали эту нехитрую крестьянскую снедь. За разнообразные мелкие услуги, катание на бричках и челнах местные жители получали иногда неплохие чаевые. После Филонова владельцами имения поочередно становились Козлов, Евгений Головин и Леоносов.

Супруга последнего, скончавшаяся в своем особняке, была погребена здесь же, под сенью старых лип прекрасного парка. В 1885-90 гг. Козлов и Филонов, будучи поочередно хозяевами имения, много средств потратили на осушение заболоченных участков побережья и превратили дремучие заросли в окультуренную местность. Козлов даже обнес прибрежную часть залива Ховилахти красивой каменной оградой.

В 1906 г. бывшую усадьбу Филонова купил петербуржец Евгений Ермолов. Он перестроил господский дом заново и выкупил заодно расположенную по соседству усадьбу Леоносова. Кроме особняка в этом имении находились оранжереи, прекрасная конюшня, сложенная из гранитных блоков, с готическими стрельчатыми проемами окон, пристань, многочисленные хозяйственные постройки и вместительные погреба. После 1918 г. хозяева бывшей усадьбы Леоносова вновь переменились. Вначале ее владельцем стал садовник Мангстром, затем она перешла к депутату парламента, позднее имение приобрел министр Албин Маннер, который в 1931 г. продал его баронессе Мункки. После нее усадьба была передана Дому инвалидов и там организовали Егерский Дом «Хатьялахти», в котором егеря-инвалиды Гражданской войны проводили свой отдых, любуясь живописными окрестностями.

Кроме усадьбы Филонова в Хатьялахти имелись дачи статских советников профессора Владимира Шинкевича и Ивана Бережкова, коллежского советника Чичиперова, «мамзель» Тестер, садовника Василия Егорова, театрального деятеля Владимира Лачинова. Бывшее имение Филонова в 1928 г. перешло от Ермолова к Хейкки Мяхенену, который построил на ее территории лесопилку и валковую мельницу. Начиная с 1920-х гг. местные крестьяне стали активно осваивать обширные пойменные луга и заболоченные участки леса в северной части деревни Хатьялахти. За счет этого резко возросли площади возделываемых угодий, что привело к быстрому подъему экономики деревни.

Школьный округ Хатьялахти отделился от округа Церковной деревни в 1917 г. В него также вошли деревни Таатила, Няюкки и Марьямяки. До постройки собственного здания классные помещения арендовали в частном секторе.

15 декабря 1919 г. новое школьное здание приняло первых учеников. Ровно 20 лет спустя им пришлось взять в руки оружие, чтобы отстоять ценою жизни свободу и независимость Отчизны, сражаясь на собственной земле. Физическую закалку и выносливость молодые бойцы приобрели благодаря деятельности физкультурно-спортивного общества «Рейма», основанного в деревне в 1920-х годах, а в 1936 г. получившим свое второе рождение. Тренировки проводились на открытом стадионе, расположенном между деревнями Хатьялахти и Таатила.

К 1939 г. в деревне Хатьялахти имелось более семи десятков дворов. В начале зимы селение покинули только те, кто не мог держать в руках оружие: старики, женщины, дети.

Уже 9 декабря передовые части Красной Армии атаковали деревню с северного направления. Несмотря на то, что в районе деревни не имелось никаких железобетонных укреплений, а единственными препятствиями против танков были завалы, минные поля и, местами, гранитные надолбы, прорвать оборонительный рубеж финнов на этом участке красноармейцам так и не удалось вплоть до отвода финских войск в середине февраля 1940 г.

В канун лютеранского рождества финнам даже удалось провести удачную контратаку, отбив на сутки несколько деревень волости, но закрепить успех им не хватило резервов. Линия фронта стабилизировалась по западному берегу озера Хатьялахденъярви и все дальнейшие попытки 70-й дивизии атаковать позиции финнов заканчивались тяжелыми потерями в живой силе и технике. В составе 11-го пехотного полка «Туз», занимавшего оборону плацдарма Хатьялахти, были многие члены шюцкора Куолемаярви.

Значительная часть деревни была разрушена в течение Второй мировой войны, но уже к середине 1944 г. она была практически полностью восстановлена, и вскоре в Хатьялахти стали прибывать советские переселенцы. Селение поделили на две части - Хатьялахти I и Хатьялахти 11. В 1948 г. при переименовании Первое Хатьялахти получило название «Красный Бор», а Второе – «Заболотье». Спустя короткое время название «Заболотье» сменили на «Александровка» с соответствующим обоснованием: «...в память погибшего воина Советской Армии Александрова».

Поселок Александровка пережил все перипетии «развития» советского сельского хозяйства и сохранился как населенный пункт до настоящего времени. Население его теперь преимущественно составляют приезжие питерские дачники.

faq